Поиск

SeShel.ucoz.ru





Четверг, 19.10.2017, 11:09
Сергей Шелковый


Тексты, аудио, видео


Главная » Тексты, аудио, видео » Стихи » Воздушные коридоры

Отрывки дискуссии
Когда б зоила-юноши задор
ослаб, равно нервический и дерзкий,
я мог бы с ним продолжить разговор
на языке окраины имперской,
на сиплом «до» простуженных детей, – 
не на «ля-ля» бредятины без брода,
плывущей вдоль эфирных новостей, – 
на суржике шершавого народа – 
большого чада жита и пшениц,
бастарда васильковых беззаконий, – 
на сленге склонных к возлиянью лиц,
что после третьей «распрягають коней»...
Я сам на них, на каждого, похож.
Ведь я сто лет – и нынешний, и местный,
а их молитвой в мою лапу нож
упрятан, оберег мой бессловесный, – 
изделие совдеповских времён
с накладкой из пластмассы и латуни, – 
зане в проулках жизни призван он
чуть снизить риск от здешних полнолуний...

Когда бы юниор свой сухостой
унял и поумерил выброс желчи,
я, может быть, припомнил бы о той
вечерней бухте на задворках Керчи,
где исполнялось мне семнадцать лет...
Июльский день кончался двадцать первый,
и ни одна собака слабый след
унюхать не могла. Ничей привет
меня не потревожил. Пикой, червой
бубнили из открытого окна,
где ужин шёл и цокотели вилки...
Я высосал токайского вина
высокую зелёную бутылку
в надменном одиночестве, во тьме
бродя вдоль Киммерийского Боспора,
и закусил сиротством, но в уме
бурлила взвесь с самим собою спора
о вечно ускользающих вещах,
неуловимых, меченных проклятьем...
С их метой возмужал я, не зачах,
лишь пару нот сподобясь подыграть им...

И за полвека я сложить сумел
с враждебностью и скукой обстоятельств
решимость – править путь сквозь хаос дел
вне всех об энтропии доказательств,
вне следствием надерганных улик
о слабостях чувствительной натуры,
вне безвременья низкопробных клик,
вне молодца-штыка и пули-дуры...
«Решимость – всё!» И умница Шекспир
брал на живца, не на актера в драме.
Засим я был готов сквозь странный мир
идти и быть частицей в панораме
уже тогда... Тем более теперь,
когда идти осталось вряд ли долго,
я обниму тебя, пространства зверь,
и поцелую в морду с чувством долга.
Сестрица-жизнь! В ночи твое лицо,
с ухмылкой нотрдамовой химеры,
знакомо, как колумбово яйцо...
Но утро снова дышит чувством меры. 

И нет причины дальше не идти 
без компаса, по солнцу – до упора, 
дабы на самом финише пути 
рассыпать той же смуты ассорти – 
обрывки фраз с самим собою спора... 
А объяснить кому-то, брат-зоил, 
что был мне Зов, я, право, не надеюсь. 
Канонам дней неверно я служил, 
охотно уходя в ночную ересь, 
которая казалась мне живей,
раскованней, доподлинней, вольнее... 
Я страстных был и двойственных кровей 
влюбляясь в плоть, нечасто ладил с нею..
Возьми же, скептик-век, мои слова – 
кому еще я их оставить вправе? 
Они нужны тебе едва-едва, 
но, может быть, молочная трава 
сумеет предъявить свои права 
как некий корм коню на переправе? 
Я до сих пор не выдохнул Боспор, 
Камыш-Бурун – ту керченскую полночь, 
где навсегда в крови моей раздор 
разбередила быль, «краса и сволочь», 
где диковато-ловок был Тарзан, 
не тронувший ещё запястья Дженни... 
И впрямь, за всем за этим дышит план, 
невнятный и простой, как океан: 
за вдохом вдох, за валом вал – движенье…

Категория: Воздушные коридоры | Добавил: Seshel (07.11.2011)
Просмотров: 88 | Рейтинг: 0.0/0

Copyright Seshel © 2011-2017